Три пути у человека, чтобы разумно поступать: первый, самый благородный, - размышление; второй, самый легкий, - подражание; третий, самый горький, - опыт. (Конфуций)

Аудитор-хамелеон



Водзордов В.А.



По сварочному цеху идет старший аудитор Угрожай Контролирович Очумелов в новой куртке с надписью "Отдел качества" на спине и с планшетом в руке. За ним шагает главный метролог с коробкой, доверху наполненной конфискованными неповеренными штангенциркулями. Кругом тишина... В цехе ни души... Открытые двери служб и отделов глядят на свет божий уныло, как голодные пасти; около них нет даже уборщиц.

- Так ты окурки где попало бросаешь, окаянный? - слышит вдруг Очумелов. - Ребята, не пущай его! Нынче не велено окурки где попало бросать - урны везде поставлены! Держи! А... а!

Слышно чье-то недовольное бурчание. Очумелов глядит в сторону и видит: из склада ГСМ начальника Пичугина, прыгая и оглядываясь, бежит рабочий. За ним гонится мастер в синей испачканной рубахе и расстегнутой жилетке. Он бежит за ним и, подавшись туловищем вперед, падает на землю и хватает рабочего за ноги. Слышно вторично бурчание и крик: "Не пущай!" Из отделов высовываются сонные физиономии, и скоро около склада ГСМ, словно из земли выросши, собирается толпа.

- Никак беспорядок, Угрожай Контролирович!.. - говорит главный метролог.

Очумелов делает полуоборот налево и шагает к сборищу. Около самых ворот склада, видит он, стоит вышеописанный мастер в расстегнутой жилетке и, подняв вверх правую руку, показывает толпе прожженный ботинок. На полупьяном лице его как бы написано: "Ужо я сорву с тебя, шельма!", да и самый ботинок имеет вид знамения победы. В этом человеке Очумелов узнает мастера цеха № 4 Хрюкина. В центре толпы, растопырив ноги и дрожа всем телом, сидит на земле сам виновник скандала - рабочий с острым лицом и желтым пятном на спине. В слезящихся глазах его выражение тоски и ужаса.

- По какому это случаю тут? - спрашивает Очумелов, врезываясь в толпу. - Почему тут? Это ты зачем ботинок?.. Кто кричал!

- Иду я, Угрожай Контролирович, никого не трогаю... - начинает Хрюкин, кашляя в кулак. - Насчет ГСМ с Дмитрий Дмитричем, - и вдруг этот подлец ни с того ни с сего окурок бросил... Вы меня извините, я человек, который контролирующий... Работа у меня такая. Пущай мне заплатят, потому у меня дырка, может, в ботинке... Этого, Угрожай Контролирович, и в стандартах нет, чтоб от рабочих терпеть... Ежели каждый будет окурки бросать, то лучше и не жить на свете...

- Гм!.. Хорошо... - говорит Очумелов строго, кашляя и шевеля бровями. - Хорошо... Чей рабочий?! Я этого так не оставлю. Я покажу вам, как рабочих распускать! Пора обратить внимание на подобных товарищей, не желающих подчиняться стандартам! Как оштрафую его, мерзавца, так он узнает у меня, что значит окурки бросать! Я ему покажу кузькину мать!.. Гостырин, - обращается аудитор к метрологу, - узнай, чей это рабочий, и составляй протокол! А рабочего уволить надо. Немедля! Он наверное сумасшедший... Чей это рабочий, спрашиваю?

- Это, кажись, начальника Жигалова, который вас самого давеча грозился уволить! - говорит кто-то из толпы.

- Начальника Жигалова? Гм!.. Сними-ка, Гостырин, с меня куртку... Ужас, как жарко! Должно полагать, перед дождем... Одного только я не понимаю: как он мог в тебя бросить? - обращается Очумелов к Хрюкину. - Нешто он такой храбрый? Он маленький, а ты ведь вон какой здоровила! Ты, должно быть, расковырял в ботинке дыру гвоздиком, а потом и пришла в твою голову идея, чтоб сорвать. Мастера ведь... известный народ! Знаю вас, чертей!

- Он, Угрожай Контролирович, издевался над ним для смеха, а тот - не будь дура, и брось... Вздорный человек, Угрожай Контролирович!

- Врешь, кривой! Не видал, так, стало быть, зачем врать? Угрожай Контролирович опытный аудитор и понимает, ежели кто врет, а кто по совести, как перед начальством... А ежели я вру, так пущай директор рассудит. У него в коллективном договоре сказано... Нынче все равны... У меня у самого брат в аудиторах... ежели хотите знать...

- Не рассуждать!

- Нет, это не жигаловский... - глубокомысленно замечает главный метролог. - У Жигалова таких нет. У него все больше молодые...

- Ты это верно знаешь?

- Верно, Угрожай Контролирович...

- Я и сам знаю. У жигалова рабочие нормальные, а этот - черт знает что! Ни шерсти, ни вида... подлость одна только... И этакого рабочего держать?! Где же у вас ум? Попадись этакий рабочий на сертификационном аудите, то знаете, что было бы? Там не посмотрели бы на Сумму в договре, а мигом без сертификата оставили бы! Ты, Хрюкин, пострадал и дела этого так не оставляй... Нужно проучить! Пора...

- А может быть, и жигаловский... - думает вслух главный метролог. - На спине у него, как у вас, ведь не написано... Намедни в цехе у него такого видели.

- Вестимо, жигаловский! - говорит голос из толпы.

- Гм!.. Надень-ка, брат Гостырин, на меня куртку... Что-то ветром подуло... Знобит... Ты отведешь его к Жигалову и спросишь сам. Скажешь, что я нашел и прислал... И скажи, чтобы его не выпускали из цеха... Он, может быть, хороший рабочий, а ежели каждый свинья будет над ним издеваться, то долго ли испортить. Рабочий - нежная тварь... А ты, болван, опусти руку! Нечего свой дурацкий ботинок выставлять! Сам виноват!..

- Зам. жигаловский идет, его спросим... Эй, Прохоров! Поди-ка, милый, сюда! Погляди на рабочего... Ваш?

- Выдумал! Этаких у нас отродясь не бывало!

- И спрашивать тут долго нечего, - говорит Очумелов. - Он грузчик! Нечего тут долго разговаривать... Ежели сказал, что грузчик, стало быть, и грузчик... Уволить, вот и все.

- Это не наш, - продолжал Прохор. - Это директорского брата, что намеднись назначен начальником литейного цеха. Наш не охотник до таких. Брат директорский всех берет...

- Да разве братец директорский назначен? Владимир Иваныч? - спрашивает Очумелов, и все лицо его заливается улыбкой умиления. - Ишь ты, товарищи! А я и не знал! Давно назначили?

- Вчера...

- Ишь ты, господи... Соскучились по братце... А я ведь и не знал! Так это его рабочий? Очень рад... Возьми его... Рабочий-то ничего себе... Шустрый такой... Раз! И в него окурком! Прямо в ботинок! Ха-ха-ха... Ну, чего дрожишь? Ррр... Рр... Сердишься, шельма... цуцык этакий...

Прохоров зовет рабочего и идет с ним от склада ГСМ... Толпа хохочет над Хрюкиным.

- Я еще доберусь до тебя! - грозит ему Очумелов и, запахиваясь в куртку, продолжает свой путь по сварочному цеху:





Также на сайте:
Сыр более предназначен не только для еды: Используйте его для введения в основные концепции качества
Почему многие компании не полностью используют потенциал самооценки?

Подготовлено при поддержке:

О проекте

quality.eup.ru - один из самых старых в рунете ресурсов, посвященных менеджменту качества во всем его разнообразии.

Нам более 7 лет, и все это время ресурс пополняется новыми и новыми материалами, почти ежедневно. Если вы ищете информацию о менеджменте вообще и управлении качеством в частности, скорее всего, вы найдете эту информацию здесь.

Кроме отличной и действительно большой подборки статей, действует живой форум по менеджменту качества.

Добавить в "Избранное"

Рекомендуем

Наш новый проект:
Все о качестве менеджмента
Избранные книги

Реклама на сайте





Как сюда попасть?