Хорошая организация при бедном оборудовании даст лучшие результаты, чем отличное оборудование при плохой организации. (Ф.У. Тейлор)

НАУКА? Что ещё за ШТУКА?


Юрий АДЛЕР


Время, которое у нас есть, - это деньги, которых у нас нет.

Остап Бендер

Зачем люди занимаются наукой?
Тратят колоссальные средства.
Отвлекают
интеллектуальные
ресурсы.
Все время спорят:
надо ее финансировать
или нет.
Взгляд на науку
с точки зрения
современных
систем качества
позволяет осветить
некоторые ее проблемы
по-новому.

Четыре вида научных исследований

Наука - явление весьма неоднородное. Начнем с рассмотрения некоторой фирмы, которая ведет изнурительную борьбу за право остаться на жестком рынке. Чтобы выжить, она вынуждена постоянно вертеться в круге жизненного цикла своей продукции. Этот цикл проходит последовательно такие этапы:

  1. маркетинг (анализ рынка);

  2. исследования и разработки;

  3. пусконаладочные работы и технологическая подготовка производства;

  4. производство;

  5. распространение;

  6. послепродажное обслуживание;

  7. утилизация.

Задача заключается в том, чтобы колесо вертелось как можно быстрее, но, по возможности, без существенных затрат, так сказать, без трения. Тем не менее, каждый этап требует и времени, и денег. Причем некоторые этапы можно довольно точно рассчитать, например, производство. Зато другие сильно усложняют жизнь своей неопределенностью. Но ни одним этапом нельзя пренебречь, и каждый вносит свой вклад в суммарные затраты. Они, в свою очередь, определяют возможный ценовой диапазон, а значит, и рыночную нишу. Ну, а рыночная ниша - это наиболее простой и ясный индикатор успеха.

Ускорение прохождения этапов жизненного цикла создает конкурентные преимущества в борьбе за расширение или хотя бы сохранение ниши. Это преимущество обеспечивается тем, что каждое следующее поколение продукции и/или услуг в нашем сегменте рынка должно становиться все более привлекательным для потребителей. А чем привлекательнее, тем, при прочих равных, шире ниша.

Чтобы не ошибиться по части привлекательности, приходится постоянно заниматься маркетингом, т.е. изо дня в день анализировать рынок, вникать в нюансы переменчивых взглядов потенциальных потребителей, вдумываться в их прихоти и капризы [1]. Только постоянная нацеленность на рынок, одержимость им дают надежду на то, что задание на следующий этап жизненного цикла продукции - исследования и разработки - будет действительно точно нацелено на удовлетворение потребителей. Блестяще проведенная, но не востребованная рынком разработка продукции - это прямые потери времени и денег, во многих случаях катастрофические для фирмы-разработчика. Высокий научный уровень разработки сгодится только на то, чтобы тешить тщеславие разработчиков, сетующих теперь на судьбу уже в совершенно свободное время.

Получив задание на разработку после тщательно выполненного коллегами (с участием разработчиков, конечно) маркетингового исследования, мы попадаем в "царство науки". Тут происходит то, что обычно называют прикладным научным исследованием. У тех, кто вкладывает в слово "прикладное" уничижительный или пренебрежительный смысл, нет для этого никаких оснований. Более того, именно здесь, в этом проходном, скоротечном научном исследовании создается основа существования и развития всей науки.

Чем же характеризуются такие исследования? Прежде всего, конечно, жесткими ограничениями во времени и средствах. Но может быть более существенно, что они направлены вовсе не на поиски Истины с большой буквы. У них гораздо более скромная задача - обеспечить выход на рынок продукции и/или услуг, которые потрясли бы воображение клиентов. Причем это надо сделать раньше, чем конкуренты. Иначе усилия окажутся потраченными напрасно.

В этих обстоятельствах на "свободу творчества" накладываются ограничения, подчиняющие ход исследования строгой дисциплине. Особую роль в этой связи играют методы планирования эксперимента. В действительности не так важно, будет ли это планирование по Рональду Фишеру [2], Джорджу Боксу [3], Дориану Шайнину [4] или Генити Тагути [5]. Хотя последний и построил наиболее последовательную процедуру адаптации идеи планирования эксперимента к рыночной ситуации. Кроме того, Тагути1 связал ее с предыдущим исследованием рынка. В контексте рыночной ситуации планирование эксперимента выступает гарантом соблюдения ограничений на время и ресурсы при безусловном удовлетворении требований потенциальных клиентов. При этом в рамках подхода Тагути удается еще обеспечить важные условия устойчивости разработки по отношению к внешним воздействиям (Тагути называет это "принципом робастного проектирования") [6].

Иногда уже на этой стадии сочетают физический эксперимент с машинной имитацией. Тогда возникает задача планирования и того, и другого экспериментов и совместного использования их результатов [7].

Планирование эксперимента обеспечивает минимизацию затрат времени и средств при поиске желанных изделий, технологий их производства и оборудования. Но желания клиентов весьма противоречивы, что порождает значительные математические и технические трудности при сравнении и выборе вариантов. Эти проблемы вызвали к жизни целое научное направление - теорию многокритериальных (или многооткликовых) задач [8]. Тагути предложил подход, названный "функцией потерь по Тагути", позволяющий свести все мыслимые критерии к одному единственному, который называется "деньги". Оказалось, что деньги обладают важными преимуществами в качестве критерия: они аддитивны. Это значит, что потери в деньгах по любым показателям можно беспрепятственно складывать, сводя к скалярной характеристике. Дополнительное преимущество такого подхода проявляется в том, что теперь можно в рамках контракта распределить потери между производителем и потребителем [9].

Таким образом, в процессе исследований и разработок рождается та самая "добавленная ценность", ради которой клиенты готовы отдать за соответствующую продукцию свои деньги. Тот, кто проводит исследования такого рода, становится обладателем ноу-хау, обеспечивающего его конкурентные позиции. А если фирма побеждает в конкурентной борьбе, значит, ее дела идут успешно. Тогда она начинает платить большие налоги (это важно запомнить) и увеличивать отчисления в свой фонд развития (и это тоже важно запомнить). Причем, все это производится при неуклонном росте фонда оплаты труда [10]. Из фонда развития будут финансироваться и маркетинг, и исследования, и разработки следующего цикла. Если фонд увеличится, то следующий цикл можно будет провести с большим размахом. А это повысит вероятность ускорения следующего витка. И, конечно, расширит рыночную нишу. Вот вам первый вид научных исследований, тот, что порождает добавленную ценность, т.е. попросту деньги, часть из которых можно потратить и на другие виды научных исследований.

Каждая организация по-своему решает проблему этапа исследований и разработок. Крупные фирмы, как правило, имеют постоянные структурные подразделения, занимающиеся исследовательскими работами, а также конструкторскими и проектными задачами. Причем для Запада характерно использование в таких подразделениях постоянного штата исследователей, конструкторов и проектировщиков. А в Японии, напротив, принята систематическая ротация кадров, что создает дополнительные преимущества для фирмы, да и для отдельных сотрудников, делая их труд более разнообразным и творческим.

В более мелких организациях иногда для выполнения этапа исследований и разработок создаются временные команды из собственных сотрудников и привлекаемых со стороны на временной основе специалистов-исследователей соответствующего профиля. Иногда делаются и заказы на сторону, но это, несомненно, менее эффективно. Стоит заметить, что характерные для нашего прошлого отраслевые научно-исследовательские центры не привились на мировом рынке и встречаются скорее в виде исключений. (Речь не идёт о государственных структурах, таких как, например, корпорация "РЭНД" в США.) Причина ясна: в условиях жесткой внутриотраслевой конкуренции трудно организовать центры совместных исследований. Кроме того, всегда остаются проблемы их финансирования и эффективности функционирования. Поэтому есть основания думать, что при вхождении нашей страны в реальный рынок отраслевая наука вряд ли сохранится, во всяком случае, в своем прежнем виде.

Тем не менее, потребность в размещении некоторых заказов на стороне остается. На то есть несколько причин. Промышленная фирма часто не располагает достаточными материальными ресурсами для приобретения слишком дорогого исследовательского оборудования. У ее сотрудников нет времени, квалификации, да и просто настроя на проведение длительных, кропотливых, академических исследований. Им надо "делать деньги" - быстро и надежно.

Вот тут судьба посылает промышленным фирмам идеального партнера, причем такого, для которого возможность сотрудничества с промышленностью тоже перст судьбы - это высшие учебные заведения. Как раз там накапливаются специалисты, готовые долго и аккуратно изучать любую конкретную проблему, располагающие достаточным досугом и владеющие часто уникальным оборудованием. К тому же в их распоряжении целая армия рвущихся в бой молодых людей, способных практически бесплатно с утра до ночи заниматься научными исследованиями.

С другой стороны, чему можно научить студентов и аспирантов по книгам? Чтобы учить, надо держать руку на пульсе жизни, надо реально участвовать в работах, нужных промышленности, вообще, нужных людям. Да и на государственном финансировании далеко не уедешь. Поэтому все идет одно к одному. Участие в научных исследованиях по заказам промышленности - вот что дает учебным заведениям дополнительные, совсем не лишние средства и создает основу для непрерывного совершенствования коллектива преподавателей, представляет современную учебную базу для обучаемых, содействует конкурентоспособности промышленных фирм.

А для фирмы - это возможность разместить заказы, которые трудно осуществить непосредственно в условиях промышленного предприятия, но без которых замедлился бы процесс обновления продукции, а значит, пострадала бы рыночная ниша. Одновременно фирма получает возможность влиять на процесс подготовки студентов в желаемом для себя направлении, обеспечивая тем самым смену. Более взаимовыгодное сотрудничество просто трудно придумать! Это второй вид научных исследований, который, как нам уже ясно, финансируется только за счет успехов в исследованиях первого вида. Если положение промышленной фирмы на рынке не устойчиво, она не сможет финансировать вузовские исследования, и вся красивая цепочка событий разрушится. Здесь, на переднем фронте закладывается благополучие общества, а значит, и науки. Вполне скромные с точки зрения промышленности средства могут восприниматься вузами как весьма существенные.

:Здесь в наше стройное повествование врывается стихия жизни. Люди не хотят делать открытия по плану. (Помните: "Откроем элементарную частицу еще в текущем квартале!".) Гениальные идеи приходят им в голову совершенно случайно, то во сне, то во время езды в автобусе. Это естественно и кажется им проявлением их свободы воли. Такое поведение, однако, создает значительные затруднения. Во-первых, заранее ясно, что большинство из этих "гениальных" идей не стоит ломаного гроша, и вкладывать деньги в их разработку нет никакого смысла. Во-вторых, не ясно, кто именно, когда и за чей счет должен этим заниматься. Тот, кто захочет вложить свои деньги в такое исследование, будет сильно рисковать. Поэтому капитал, расходуемый на подобные нужды, называют венчурным, т.е. рисковым.

Но желающих так рисковать своими деньгами всегда было мало. Мы знаем множество рассказов о мытарствах изобретателей. Сравнительно недавно люди поняли, что если объединить ресурсы нескольких владельцев в венчурный фонд и финансировать сразу много рискованных проектов, то, хотя вероятность успеха каждого проекта по-прежнему останется крайне низкой, суммарный результат такого инвестирования скорее всего будет положительным. Более того, не просто положительным, а даже очень выгодным для инвестора.

Отсюда прямой путь к созданию венчурных фондов и организационных структур, известных как "технологические теплицы", "инкубаторы технологий", "технопарки", наконец, "технополисы" [11, 12].

Осталось только выяснить, где же взять сам венчурный капитал? У нашей промышленной фирмы, когда ее положение на рынке стабильно, в фондах страхования и развития возникают накопления средств, расходование которых планируется на определенный момент времени в будущем. Эти средства надо где-то хранить, защищать от инфляции. Для этого существуют различные рыночные способы. Можно просто положить деньги в банк под проценты и стричь купоны. Можно вложить их в развитие собственного бизнеса или в его диверсификацию, ожидая возврата к нужному моменту, да еще с процентами. Можно покупать ценные бумаги или "вечные ценности" (произведения искусства, драгоценности, антиквариат), т.е. то, что слабо подвержено инфляции. Можно, конечно, проиграть их на бегах или просадить в казино. Но есть способ лучше: вложить временно свободные средства в венчурный фонд. Заодно можно поддерживать разработки именно в тех областях, которые представляют интерес для нашего бизнеса. Вот вам третий вид научных исследований, самый свободный и раскованный. Заметьте, что его финансирование зиждется на успехах нашей промышленной фирмы. А эти успехи не в последнюю очередь зависят от этапа исследований и разработок, т.е. от первого вида научных исследований.

Теперь, наконец, мы готовы поговорить о четвертом виде научных исследований, который в массовом сознании собственно и ассоциируется с наукой. Это так называемые фундаментальные исследования или "большая наука".

Никто не знает, зачем люди изучают, скажем, Ритмическую структуру древнекитайских философских текстов или Классификацию магических квадратов произвольных порядков. Абстрактная математика и теоретическая физика, астрономия и сравнительная лингвистика: Можно без конца перечислять области исследования, которые неизъяснимо притягивают к себе пытливый человеческий ум. Как правило, без всяких меркантильных интересов и без надежды извлечь из этого коммерческую выгоду. Мы этого не понимаем, но опыт тысячелетий учит, что рано или поздно, часто в совершенно неожиданном месте никому не нужные абстрактные знания вдруг превращаются в мощное коммерческое орудие. Меняют лицо цивилизации, творят новые эры и открывают новые неслыханные возможности.

Прекрасно, но кто же за это заплатит сегодня, когда будущее величие теряется в тумане? Наша коммерческая фирма за это не берется. Может быть и почетно, да не по карману. И вообще, мы филантропией не занимаемся, у нас серьезный бизнес. Но помните: чем успешнее наш бизнес, тем больше налогов мы платим. Значит, государство сможет выделить большие суммы для финансирования фундаментальных исследований, а заодно и на финансирование системы образования. Ясно, что система образования тоже причастна к фундаментальной науке.

Здесь тоже возникают фонды, которые берут на себя частичное финансирование большой науки. Но их надежды на обогащение сбываются гораздо реже, чем у их коллег по венчурным фондам. Зато у них гораздо больше шансов "попасть в историю". В таких фондах эксплуатируется сочетание человеческого тщеславия с мудрой налоговой политикой [13].

Государство за счет налогов финансирует еще и те исследования, которые с его точки зрения имеют стратегическое значение и обеспечивают безопасность страны. Это безвозвратные пожертвования на алтарь большой политики.

Внедрение результатов научных исследований

Прежде всего, отметим, что исследования первого вида совершенно не нуждаются во внедрении. Их, конечно, надо воплотить в жизнь. Но они изначально именно для этого и проводились. И когда они привели к определенным результатам, все уже само собой готово к внедрению. В данном случае эта форма жизни результатов исследования и следующие этапы жизненного цикла продукции гармонично осуществляют естественные шаги, итогом которых как раз и оказывается внедрение, т.е. создание продукции, предвкушая обладание которой клиент нетерпеливо сучит ногами.

Результаты исследований второго вида внедряются несколько труднее, главным образом, из-за различий в ментальности производственной и академической сред. Его преодоление требует дополнительных затрат энергии. Поскольку первоначально был конкретный заказ, других трудностей обычно не возникает. Между прочим, простой механизм обратной связи поддерживает качество разработок на нужном уровне. Если результат - халтура, то повторного заказа вы уже никогда не получите.

Во всех остальных случаях внедрение - это проблема, требующая специального рассмотрения. В третьем варианте для внедрения обычно используется механизм коммерциализации технологий с помощью организационных структур малого и среднего бизнеса. Успех в значительной степени связан с организацией эффективного взаимодействия между инкубаторами технологий, малыми коммерческими фирмами и вузами.

Внедрение результатов теоретических исследований - не предмет данной работы. Счастье, когда это удается. Запоминается надолго, даже если конечный результат разочаровывает. Как было, например, недавно с бумом вокруг сверхпроводимости.

Внедрение военных разработок уже давно стало специализированной технологией. В этой области важно иметь в виду, что один из главных резервов экономии средств налогоплательщиков - это механизм тендеров при выборе подрядчиков как для разработки, так и для ее внедрения.

Научные исследования и система качества

Часто приходится слышать мнение о том, что системы качества неуместны в коллективах, занятых научными исследованиями, поскольку такие системы просто затрудняют работу этих высококлассных специалистов. Такое мнение основано на недоразумении и нуждается в безусловном опровержении. Никто не собирается ограничивать свободу творчества исследователей. Система качества - это всего лишь инструмент непрерывного давления на себестоимость. Она не зависит от того, чем именно вы занимаетесь. Ее ожидаемая эффективность, видимо, будет тем больше, чем менее регламентирована ваша деятельность. С этой точки зрения научно-исследовательские и опытно-конструкторские структуры - это объекты, от систем качества которых можно ожидать наибольшей отдачи.

В рыночной обстановке разработанные системы качества нуждаются в сертификации, т.е. в официальном признании того, что внедренная система действует в строгом соответствии со стандартом, на соответствие с которым она разрабатывалась. До недавнего времени наиболее широко использовались международные стандарты ИСО серии 9000. Но теперь, похоже, ситуация начинает меняться. На авансцену стремительно выдвигаются все новые и новые стандарты самого разного происхождения и предназначения. Тем не менее, сертификация остается важным маркетинговым инструментом, повышающим вероятность заключения сделок с новыми клиентами.

Какова же мораль этого затянувшегося рассказа? А она очень проста: общество заинтересовано в том, чтобы, прежде всего, поддерживать первый вид научных исследований в организациях любой области человеческой деятельности, любой формы собственности и любого размера. Ибо именно там создается основа национального богатства и складываются предпосылки для финансирования всех других видов исследований. Столь важных для дальнейшего прогресса.

Мы не можем и не сможем обходиться без эффективной науки.

Но не любой ценой!

И не потому, что раньше было так.

Уж такая она штука, эта наука.


СПИСОК
ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Адлер Ю.П. Рынок и качество // Надежность и контроль качества (Методы менеджмента качества). - 1999. - № 8.

2. Fisher R.A. The Design of Experiments. - 2nd edition. - Edinburgh: Oliver and Boyd. - 1937. - 260 p.

3. Box G.E.P., Hunter W.G., Hunter J.S. Statistics for Experimenters. An Introduction to Design, Data Analysis, and Model Building. - New York: John Wiley & Sons. - 1978. - 653 p.

4. Bhote, K.R. World Class Quality: Design of Experiments Made Easier, More Cost Effective than SPC. - New York, NY: American Management Association (AMA). - AMA Membership Publications Division. - 1988. - 159 p.

5. Taguchi G. Introduction to Quality Engineering. - Tokyo: APO. - 1986. - 101 p.

6. Taguchi G. Taguchi on Robust Technology Development. Bringing Quality Engineering Upstream. - New York; ASME Press. - 1993. - 136 p.

7. Клейнен Дж. Статистические методы в имитационном моделировании: Пер. с англ. / Под ред. Ю.П. Адлера, В.Н. Варыгина. - М.: Статистика. - Вып. 1. - 221 с.; Вып. 2. - 1978. - 335 с.

8. Науман Э. Принять решение - Но как?: Пер. с немецк. / Под ред. Ю.П. Адлера. - М.: Мир, 1987. - 298 с.

9. Адлер Ю.П., Шпер В.Л. Новые тенденции в развитии теории качества машин и приборов. - В сб.: Новое в теории точности и качества машин и приборов. - Вып. 6. - Препринт № 132 / Под ред. В.П. Булатова. - СПб.: Институт проблем машиноведения РАН, 1996. - С. 2-5.

10. Адлер Ю.П. Мотивация в системах качества // Стандарты и качество. - 1999. - № 5. - С. 78-84.

11. Фонштейн Н.М. Управление инновациями. Факторы успеха новых фирм: Пер. с англ. - М.: Дело Лтд, 1995. - 224 с.

12. Тацуно Ш. Стратегия - технополисы: Пер. с англ. / Под ред. В.И. Данилова-Данильяна. - М.: Прогресс, 1989. - 344 с.

13. Баренбойм Г.М., Березин Л.Б., Кочетков Г.Б. Финансирование научных исследований благотворительными фондами США. - Вып. 1. - М. - Переславль-Залесский: Экологическая станция контроля окружающей среды, 1989. - 44 с.

Юрий Павлович АДЛЕР - академик АПК






Также на сайте:
Синергия вовлеченности
Толковый словарь по менеджменту

Подготовлено при поддержке:

О проекте

quality.eup.ru - один из самых старых в рунете ресурсов, посвященных менеджменту качества во всем его разнообразии.

Нам более 7 лет, и все это время ресурс пополняется новыми и новыми материалами, почти ежедневно. Если вы ищете информацию о менеджменте вообще и управлении качеством в частности, скорее всего, вы найдете эту информацию здесь.

Кроме отличной и действительно большой подборки статей, действует живой форум по менеджменту качества.

Добавить в "Избранное"

Рекомендуем

Наш новый проект:
Все о качестве менеджмента
Избранные книги

Реклама на сайте



  • http://khirianov.ru установление отцовства и взыскание алиментов
  • khirianov.ru


Как сюда попасть?