Оглядываться назад нам следует только ради извлечения уроков из прошлых ошибок и пользы из дорого купленного опыта. (Джордж Вашингтон)

Такие близкие знакомые черты


Эдуард Гончаров     


     Обидно и неприятно сознавать, что надежды на сертификацию, как механизм защиты нас, потребителей, не состоялись. Всегда жалко расставаться с иллюзиями, так широко разрекламированными и такими красивыми. Но еще обиднее признать, что сертификация нередко становится прикрытием сбыта опасной для жизни или просто фальсифицированной продукции. Все то, что нас не удовлетворяет, формально защищено сертификатами, фальшивыми или подлинными, не имеет значения.

Сложившееся положение с сертификацией объясняется, прежде всего, тем, что внешние и внутренние условия не адекватны задачам и процедурам сертификации, разработанным много лет назад. Каждый метод воздействия на рынок возникает при известных обстоятельствах, и именно тогда, когда его применение оправдано, полезно и результативно. Если применять эти методы в иных условиях, то можно вместо ожидаемого получить неприемлемое.

Сертификация, я бы сказал, это разумный метод контроля состояния рынка. Он эффективен тогда, когда имеется цивилизованный рынок, а не сборище алчных, ненасытных, безнравственных изготовителей и продавцов.

Вместе с тем, я не призываю к тому, чтобы сертификацию отменить. Просто мы должны признать, что в законодательстве, в процедурах сертификации, в организации ее имеется немало дыр, которые с успехом используют недобросовестные дельцы. Сертификация может быть даже в наших условиях достаточно результативным механизмом обеспечения безопасности и качества. Но это только тогда, когда она гармонично и осмысленно вписана в комплекс всесторонних мер, которые в совокупности и обеспечивают достижение поставленной цели.

Таким образом, надо позаботиться о повышении результативности сертификации. И к решению проблемы надо подойти на основе комплексного подхода, осуществляя воздействие на многочисленные факторы, такие как аккредитация, процедуры, квалификация, законодательство, надзор и другие.

Рассмотрим, например, влияние на результативность сертификации такого фактора, как система аккредитации. Ни для кого не секрет, что результаты нашей сертификации не признаются за рубежом по причине, в том числе, отличия принятых в России правил аккредитации от существующих за рубежом.

Система аккредитации должна обеспечить доверие потребителей к деятельности по оценке соответствия, создать условия для взаимного признания результатов, обеспечить равные и единые условия доступа к деятельности по оценке соответствия.

Пытаясь реализовать эти цели, мы поручили организацию аккредитации в законодательно регулируемой сфере федеральным органам исполнительной власти, а в добровольной сфере разрешили осуществлять аккредитацию специальным структурам, создаваемым системами сертификации в составе самих систем сертификации.

Казалось бы, разумная и ответственная организация. Реально же при такой организации сертификацию не смогли обойти те недостатки, которые неизменно сопровождают монополизированную деятельность.

Почему же так сложилось? Я бы назвал две причины. Во-первых, поручение заниматься организацией аккредитации федеральным органам исполнительной власти, не смотря на потенциальные достоинства, должно было и привело к хорошо понимаемым по-человечески и прогнозируемым негативным последствиям. Организаторы, конечно, предпочли иметь дело с теми структурами, которые сопровождают их по жизни: и потому что они лучше управляемы, и потому что там работают такие знакомые и близкие люди, и потому что эти знакомые и близкие люди окажутся менее строптивыми с точки зрения приобщения к заработанным средствам.

Естественно, такой подход спровоцировал определенный выбор органов по сертификации - возникли замкнутые корпоративные системы, и управлять результативностью сертификации стало очень трудно.

А в системах добровольной сертификации вмешался еще материальный фактор. Органы по аккредитации питаются от деятельности аккредитованных ими органов по сертификации. Если система небольшая, то средств мало. Значит, исключение любого из них больно ударяет по доходам органа по аккредитации, т.к. неизбежно влечет за собой отток части клиентов.

Во-вторых, есть еще одно чрезвычайно важное обстоятельство, которое делает нашу систему аккредитации и, следовательно, сертификацию нерезультативными по определению.

Мы только что сказали, что организацию аккредитации поручили федеральным органам исполнительной власти. При этом общее руководство, координацию, надзор поручили Госстандарту России. И то и другое было ошибкой.

Обратите внимание, за последние годы руководство Госстандартом менялось 7 или 8 раз. Это означает, что высшее руководство страны постоянно не удовлетворено деятельностью этого ведомства. Если отклонить как несостоятельную мысль о том, что Госстандарт есть место ссылки неудачливых руководителей, то напрашивается очевидный вывод: Госстандарт хронически болен какой-то неизлечимой болезнью.

Мне кажется, болезнь состоит в том, что статус этой организации противоречит ее функциям. Действительно, этому ведомству постоянно поручают поучающие, организующие, координирующие и надзорные функции. При принятой организации сертификации они необходимы. Но поручать Госстандарту эти важные и ответственные функции управления министерствами и ведомствами, статус которых неизмеримо выше статуса Госстандарта?!: Я убежден в том, что результативное выполнение этих функций в таких условиях нереально.

Но если все это действительно так, то что-то кардинально надо менять. Ситуация перезрела. Уже давно и безрезультатно предпринимаются шаги к исправлению сложившегося положения. Теперь пишется новый Закон, Закон об аккредитации, который мы так долго ждали, надеясь на здравый смысл и знание мирового опыта. Я читал подряд многочисленные редакции Закона с нескрываемым любопытством и все возрастающим интересом. Эти редакции принадлежали иногда разным ведомствам, чего я не знал. Но так интересно сложилось - эти редакции приходили ко мне в такой последовательности, что возникала очень динамичная картина развития мысли. Это напоминало стриптиз. Сначала очень невнятно обозначилась роль федеральных органов исполнительной власти. В следующей редакции, когда чуть приподняли подол, в моих глазах интерес поубавился. А когда в последней редакции одежды пали, я обнаружил, что все старо, как мир, и уже неинтересно! Наверное, авторы закона считают, что с сертификацией проблем у нас нет. А то, что результаты нашей сертификации не признаются за рубежом, так это следует считать досадным недоразумением!

В заключение хочу сказать следующее. Дело не в том, что мы делаем, а в том, как мы делаем. Читая лекции и объясняя специалистам технологию более совершенной деятельности, я сталкиваюсь постоянно с одной и той же проблемой. Мне оппонируют, заявляя, что мы все это делаем. А я всякий раз спрашиваю: "Вы это делаете так, как говорю я?" Оказывается, не так! Все так же нерезультативно! И все с этим соглашаются.

Мы должны понять, что наше процветание зависит от качества в широком звучании. Да, мы проводим тотальную сертификацию. А результат нас не устраивает. Значит, мы делаем что-то не так. Мы внедряем менеджмент по ИСО, а результат нас не устраивает. Значит, мы делаем что-то не так! И когда я об этом говорю, на лицах слушателей я вижу ожесточение - признавая, что результат их не устраивает, они стараются привести доводы, почему ничего не надо менять в их работе. Оттого мы и имеем то, что имеем!

А теперь, как выводы из высказанных соображений. В военном ведомстве нужна не система сертификации, а система оценки соответствия государственным Заказчиком. При этом не нужна государственная аккредитация. При этом не возникает противоречий с Законом "О техническом регулировании" и можно требовать документ о соответствии системы менеджмента качества требованиям, например, ГОСТ 15.002. При этом система не вступает в конфликты с многочисленными системами сертификации (хотя надо иметь в виду, что полномочия представлять Рособоронзаказ захотят многие). При этом ставку можно сделать на военных представителей, уходящих на пенсию в период зрелости и неизмеримо лучше владеющих стандартами СРПП ВТ, нежели гражданские эксперты. К тому же они воспитаны иначе - принципиальнее, честнее, пунктуальнее, преданнее. Можно привести и другие многочисленные аргументы за.

Проблема в том - кто будет платить. А платить будут добровольно те, кто хочет участвовать в конкурсе и получить Государственный оборонный заказ. А если получит, его затраты будут компенсированы. Что же касается организации, то ее всегда можно придумать.

Я хотел бы видеть СДС "Военный Регистр" в этом образе с аббревиатурой СОС ГЗ "Военный Регистр".               


Опубликовано в http://www.mmks.ru/





Также на сайте:
Компьютеризированная система управления качеством как эффективный инструмент управления предприятием
Два выбора

Подготовлено при поддержке:

О проекте

quality.eup.ru - один из самых старых в рунете ресурсов, посвященных менеджменту качества во всем его разнообразии.

Нам более 7 лет, и все это время ресурс пополняется новыми и новыми материалами, почти ежедневно. Если вы ищете информацию о менеджменте вообще и управлении качеством в частности, скорее всего, вы найдете эту информацию здесь.

Кроме отличной и действительно большой подборки статей, действует живой форум по менеджменту качества.

Добавить в "Избранное"

Рекомендуем

Наш новый проект:
Все о качестве менеджмента
Избранные книги

Реклама на сайте





Как сюда попасть?