Плохой руководитель знает, что надо сделать, а хороший показывает, как это сделать. (Из записок менеджеров)

От "учета и контроля" к системному построению производственных процессов

Р.А. Мартынов

:Перед каждым на виду висит долбица умножения,
а под рукою стирабельная дощечка: все, что который
мастер делает, - на долбицу смотрит и с понятием
сверяет, а потом на дощечке одно пишет, другое
стирает и в аккурат сводит: что на цыфирях
написано, то и на деле выходит.

Н.С. Лесков "Левша"

    

 Прочитав наблюдение героя известной повести Николая Семеновича Лескова, сделанные им в цехе английской фабрики, попробуем задуматься над тем, в чем заключается отличие подходов организации производства в западной и российской практике. Всегда ли у нас использование тех или иных способов обусловливается эффективностью их применения, и нет ли здесь стереотипов, которые мешают развиваться производству?

     Ответ на эти вопросы попробуем получить на примере анализа знакомых всем производственных терминов "учет тех или иных предметов" и "контроль тех или иных действий". В нашем сознании настолько укоренилось стереотипное понимание этих терминов, что они воспринимаются уже на интуитивном уровне и приходят на помощь сразу после возникновения какой-либо производственной проблемы.

     Давайте вспомним, какие управленческие воздействия принимались раньше и, к сожалению, часто принимаются сейчас после возникновения какого-либо несоответствия на предприятии. Конечно же, - "введение учета", "усиление контроля", а если прибавить к этому еще и "повышение исполнительской дисциплины", то все вкупе дает полное представление об "Учении об управлении производственным процессом", доставшемся нам от прошлой всеобщей системы управления предприятиями. Однако, несмотря на всю привычность применения упомянутого "учения", попробуем приподнять завесу интуитивности и понять, эффективно ли применение "учета и контроля" в условиях, когда отсутствует всеобщая система управления предприятиями, принципы которой устанавливает государственный чиновник, а присутствует система управления, которую формируют владельцы отдельно взятого предприятия. При этом следует отметить, что речь пойдет о предприятии, эффективность и стабильность работы которого, в первую очередь, зависит от эффективной работы людей, которые задействованы в производственных процессах, а не от наличия у предприятия доступа к стратегическим сырьевым ресурсам страны, востребованным на внутреннем и внешнем рынках.

     Не секрет, что для того, чтобы произвести какой-либо продукт (не обязательно вещественный), необходимо выполнить последовательный ряд действий с определенными объектами при помощи определенного инструментария. Назовем это "процессом", не будем первооткрывателями этого термина, а лишь зафиксируем отправную точку наших рассуждений.

     Казалось бы, нет ничего проще этого утверждения, но и нет ничего сложнее его. Как только мы захотим немного усложнить продукт, так получится, что его создание можно разделить на несколько связанных между собой процессов, каждый из которых является продолжением предыдущего. Теперь предположим, что мы решили производить не единичный продукт, а наладить серийное производство подобных продуктов. Вот именно тогда и появляются трудности, например, возникают задержки в поступлении компонентов изделия с одного участка на другой для выполнения следующей операции или возникает неопределенность в месте нахождения того или иного компонента, что в конечном счете сказывается на росте себестоимости продукции и ее качестве.

     Первым решением по устранению этих проблем, которое могло бы придти руководителю, воспитанному советской школой управления, - это наладить учет компонентов изделия в разных точках производства. Давайте задумаемся, а будет ли эффект от этого учета? Что собой представляет учет: это всего лишь фиксация местонахождения компонента изделия в конкретный момент времени в конкретном месте. Получается, что для того, чтобы совсем исключить задержки и потери компонентов в производственном цикле, нужно "следить" за каждым компонентом по всему его жизненному циклу, на каждом шаге. Не очень ли это расточительно для предприятия?

     Не выгоднее ли воспользоваться предположением, что весь производственный цикл изготовления изделия состоит из связанных между собой процессов. "Что это дает нам, решившим устранить задержки и потери?" - спросите вы. А дает то, что, определив характеристики каждого процесса, коими являются входные и выходные объекты, а также последовательность действий персонала в рамках каждого процесса, мы сможем предположить, что в случае неопределенности с каким-либо компонентом изделия мы сможем без затруднений эту неопределенность снять. Более того, по нашему мнению, такая неопределенность просто не будет возникать, так как она автоматически будет сниматься при каждом действии.

     Дело в том, что в существующей у нас на предприятиях практике характеристики процессов не определяются. Термин "процесс" понимается лишь применительно к разработке и написанию такого привычного для наших предприятий документа, как Технологический процесс изготовления той или иной конкретной модели изделия. Советская система управления предусматривала обязательную разработку технологического процесса для любой модели изделия, производимой на предприятиях. При этом формы представления информации в технологическом процессе весьма различны: от простого перечня компонентов изделия с указанием физических и геометрических характеристик (на деревообрабатывающем предприятии) до чрезмерно детального и непонятного описания операций с компонентами будущего изделия (на машиностроительном заводе).

     Все эти так называемые технологические процессы объединяет одно общее свойство: они разрабатываются для конкретной модели изделия, запускаемой в производство. При такой логике построения производства изготовление конкретного изделия - это некий уникальный набор операций, проводимых с тем или иным компонентом с помощью определенного инструментария. Эта логика построения лежит в основе объектного подхода к построению производства.

     Объектный подход принципиально отличается от другого, практикуемого на западных предприятиях и заключающегося в том, что изготовление изделия - это система связанных между собой процессов, каждый из которых может быть, при желании, проанализирован и изменен независимо от модели изделия, которое производится с помощью процессов. Именно поэтому автор утверждает, что на наших предприятиях характеристики процессов не определяются, имея в виду, что изготовление изделия - это отнюдь не только набор операций с компонентами изделия, а система взаимосвязанных процессов, существующих независимо от того, какая модель изделия изготовляется.

     Для того чтобы продемонстрировать, в чем заключается принцип построения модели производства, ориентированной на процессы, попробуем привести простой пример. Предположим, производится какое-то изделие на машиностроительном или деревообрабатывающем предприятии. При этом, допустим, выполняются такие процессы, как разрезка, очистка и сборка двух различных компонентов. Если построить схематично системную модель процессов этого производства, то она будет выглядеть следующим образом.

     Очевидно, что последовательность выполняемых персоналом действий при "Очистке" для компонента 1 и компонента 2 будет одинаковой, если компоненты сходны по физическим, геометрическими или химическим характеристикам. Нетрудно предположить, что если мы определим и зафиксируем последовательность действий персонала в процессе "Очистка", то эта процедура может применяться как для компонента 1, так и для компонента 2. При этом физические и геометрические характеристики двух компонентов могут отражаться, например, в чертежах.

     Зафиксировать же последовательность можно только с помощью документа, в котором эта последовательность будет описана. Однако, как только автором произносится слово "документ", то ему неминуемо придется побороться с еще одним наследием, доставшимся нам от советской системы управления, негативным отношением нашего работника к документам, описывающим порядок его действий.

     Ни для кого не секрет, что, в большинстве своем, российский работник априори считает, что любой документ - это "бумажка", информация на которой не имеет ничего общего с его реальной производственной практикой. Действительно, за годы существования всеобщей плановой экономики тексты документов со временем стали абсолютно неприменимыми для реального производства. Более того, сама необходимость существования того или иного документа определялась отнюдь не из объективной производственной потребности, а все из той же знакомой всем необоснованной целесообразности, определяемой "свыше" в виде всевозможных чрезмерно детализированных государственных стандартов. В результате весь опыт выполнения производственных процессов, который есть на российских предприятиях, хранится в головах работников, но не записывается и не является достоянием предприятия. Именно поэтому на предприятиях существуют "незаменимые" работники, которые очень неохотно делятся своими знаниями с другими и при случае доказывают свою ценность, ставя весь производственный цикл в зависимость от своей воли или случайного происшествия с ними, а также совершая "геройские" поступки выхода на работу во время болезни.

     Следует отметить, что при написании статьи автор не ставил перед собой цель лишь критиковать действительность и показывать проблему, не предлагая решения. Он хотел бы представить читателю решение, которое видит. Это решение заключается в разработке и описании понятной последовательности производственных действий. При этом форма изложения информации должна быть такой, чтобы документы стали не параллельным и ненужным атрибутом производственных процессов, а инструментом их выполнения, без которого невозможно было бы эффективно изготовлять продукцию!

     В настоящее время описание действий выглядит, по меньшей мере, очень непонятным. Например, в одном технологическом процессе некоторого машиностроительного завода одна из операций была описана следующим образом: "Разметить на трубах заготовки L = 90 мм под образцы в количестве 3% от партии плавки, но не менее 2-х труб (от разных труб по одной штуке) для испытания материала на склонность к МКК (межкристаллитной коррозии) по методу АМУ с провоцирующим нагревом по ГОСТ 603284". Даже если не брать во внимание специальных аббревиатур, очевидно, что такое описание не имеет никакой практической применимости в силу своей чрезмерной сложности для восприятия.

     Следует отметить, что автор, предлагая описать действия, вступает в спор с бытующим мнением, заключающимся в том, что описать действия работника - это значит сделать из работника машину и свести на нет исключительные мастеровые качества российского человека, которые позволяли ему всегда находить произвольный и неординарный способ решения любой производственной проблемы и изготовлять уникальные изделия.

     В противовес этому мнению, хотелось бы обратить внимание читателя на то, что личное мастерство не является исключительной способностью только российских людей, а присуще любому человеку, который занимается изготовлением единичной уникальной продукции. Если же мы хотим наладить стабильный выпуск серийной продукции, то речь должна идти уже не о мастерстве конкретного работника как исключительном и только ему присущем качестве, а о знании последовательности выполнения тех или иных производственных действий, которое может быть легко передаваемо любому работнику предприятия. Кроме этого, доступность и простота изучения последовательности действий позволит одному и тому же работнику участвовать в различных процессах по мере возникновения необходимости перехода от одного процесса к другому. Простор же применения исключительных мастеровых качеств работника вполне может быть найден в пределах выполнения каждого отдельного действия, а также в области совершенствования всей последовательности действий.

     Здесь следует обратить внимание на один немаловажный факт, подтверждающий необходимость внедрения на российских предприятиях процессной модели построения производства. Известно, что переход российского предприятия на выпуск новой модели сопряжен со значительными трудностями и происходит значительно дольше аналогичного перехода на западном предприятии. Объясняется этот факт весьма просто: для того чтобы запустить новую модель на западном предприятии, необходимо лишь составить систему из уже существующих отработанных и описанных процессов, тогда как на российском предприятии необходимо разрабатывать и описывать "технологический процесс" заново и внедрять его в производство, обучая работников на каждом участке производства. При этом обучение происходит в индивидуальном режиме между технологом и производственным работником, ввиду того, что в доступной для понимания работника форме его действия не описаны. Понятно, что в такой ситуации срок внедрения в производство новой модели изделия значительно увеличивается.

     Конечно, одним из необходимых условий внедрения процессной модели построения производства является наличие такой формы изложения, при которой человек смог бы относительно быстро понять то, что написано в документе и что там самое главное, а поняв, смог бы применить свои знания на практике. Однако достичь такого эффекта можно только в том случае, если документы, описывающие действия работника не будут неким "кнутом", загоняющим работника в установленные рамки, а станут помогать ему выполнять свои производственные функции, а поэтому иметь не "поучающий" или "наказующий" характер, а исключительно - обучающий и помогающий. Следует отметить, что только в этом случае содержание этих документов будет наполняться не только за счет сторонних наблюдателей производственных процессов, которыми являются, например, технологи, но и за счет самих непосредственных участников этих процессов. Эффективн. Следует отметить, что только в этом случае содержание этих документов будет наполняться не только за счет сторонних наблюдателей производственных процессов, которыми являются, например, технологи, но и за счет самих непосредственных участников этих процессов. Эффективность же такого объединения действий трудно переоценить.

     Конечно же, автор, говоря о форме описания процедур, не планировал оставить читателя без объяснений относительно того, что эта форма должна представлять. Для того, чтобы понять всю значимость формы изложения информации в документе, автор предлагает читателю на некоторое время представить себя работником, которому предстоит выполнить ряд действий и попытаться представить, что может понадобиться для успешного выполнения действий.

     Любой человек, которому предстоит выполнить какую-либо последовательность действий, задается естественным вопросом: "Для чего я должен ее выполнять?". Не имея ответа на этот вопрос, человек действительно превращается в машину, о которой шла речь выше. Исходя из этого, в любой письменной процедуре должно присутствовать понятное описание цели существования этой конкретной процедуры.

     Уяснив для себя цель последовательности действий, работник должен заранее определять те моменты производственного цикла, когда действия начинаются и заканчиваются. При этом характеристика упомянутых моментов должна быть описана как можно точнее, если мы хотим получить полезный документ.

     Определившись со всеми целями, работник (он же читатель) задает ключевой вопрос: "А что, собственно, должен делать именно я, и кому передавать результат своих работ?". На этот вопрос поможет дать ответ раздел описания процедуры, именуемый несколько двусмысленным названием - "Ответственность". Конечно же, в этом разделе речь должна идти не об административной или уголовной ответственности из области права, а всего лишь о том, какие действия выполняет работник и за какие результаты он должен отвечать перед лицом, принимающим эти результаты. Здесь принципиально важно отсутствие элемента наказания и присутствие другого элемента - доверия со стороны руководства конкретному работнику. Кроме того, в данном разделе должна указываться ответственность самого руководства за принятие тех или иных решений на основании анализа результатов действий работника. Именно с введением такого описания ответственности уходит в небытие такой термин как "контроль действий", так как каждый из участников процессов, включая руководителей, знает участок своей ответственности и к нему постоянно поступают входные объекты для выполнения им заранее определенных действий.

     Таким образом, мы пришли к тому моменту, когда работник знает о цели, моментах начала и окончания процедуры, а также выделил из всей последовательности действий именно свои действия. Теперь необходимо представить собственно описание самих действий. Причем оно должно иметь такую степень детализации, которая обязательно позволит учесть квалификацию работников и не будет ни чрезмерно детальной, ни очень неопределенной.

     Казалось бы, к этому моменту в документе есть все для успешной работы, но не определен один важный вопрос. Не секрет, что описанная последовательность действий не дает ровным счетом никакой информации о результатах реальных действий, которые весьма важны и, прежде всего, для анализа и корректировки самой последовательности с целью ее совершенствования. Если мы будем фиксировать результат и в соответствии с ним корректировать свои действия, то будем каждый раз получать продукт, который по качеству будет лучше предыдущего. Именно по этой причине для того, чтобы существовали и не терялись данные о реальных результатах действий, в письменной процедуре должен быть описан порядок сохранения этих данных.

     Конечно, описанная модель производственного процесса не может быть адаптирована легко на сегодняшнем российском предприятии в силу того, что она не совсем понятна российскому человеку, воспитанному многие годы на совершенно другой модели. Однако, по нашему мнению, такая адаптация будет происходить обязательно, так как российская экономика уже не обособленная, а интегрированная часть мировой. И по мере того, как будет происходить процесс интеграции, в российском обществе будет стираться граница различного понимания таких слов, как руководитель и менеджер, производственный процесс и бизнес-процесс, дело и бизнес. Российская экономика будет выпускать полезный и удобный для человека продукт, а наша денежная единица будет стабильной из-за ценности продукта, а не из-за увеличения экспорта стратегических сырьевых ресурсов страны.

     И, может быть, тогда современный Левша, пройдя по цехам английского завода, заметит не отличие в организации работы человека, а лишь то, что "ружья они кирпичом не чистят:".

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  1. Miyaji M. On promoting the Deming plan (in Japanese) // Hinshitsu Kanri, 1969, Vol. 20 No. 1, p. 21.
  2. Juran J.M. Product quality - a prescription for the West // Proceedings of 25th EOQC Conference, 1981, June 8-12, Paris, Vol. 3, p. 221.
  3. Okusa F. TQC for what purpose? (in Japanese) // Hinshitsu Kanri, 1985, Vol. 36 No. 1, p. 68.
  4. Kondo Y. Quality through millennia // Quality Progress, 1988, Vol. 21, No. 12, p. 83.
  5. Ishikawa K. Introduction to Quality Control, 3A Corporation, Tokyo, 1990, p. 41.
  6. Imai M. Kaizen, McGraw-Hill, New York, NY, 1986.
  7. Kondo Y. Internal QC audit in Japanese companies // Quality, 1969, Vol. 4, p. 97.

Подготовлено по материалам сайта Стандарты и Качество





Также на сайте:
Проповедь о качестве
МОДУЛЬ "ИСТОРИЯ КАЧЕСТВА"

Подготовлено при поддержке:

О проекте

quality.eup.ru - один из самых старых в рунете ресурсов, посвященных менеджменту качества во всем его разнообразии.

Нам более 7 лет, и все это время ресурс пополняется новыми и новыми материалами, почти ежедневно. Если вы ищете информацию о менеджменте вообще и управлении качеством в частности, скорее всего, вы найдете эту информацию здесь.

Кроме отличной и действительно большой подборки статей, действует живой форум по менеджменту качества.

Добавить в "Избранное"

Рекомендуем

Наш новый проект:
Все о качестве менеджмента
Избранные книги

Реклама на сайте



  • www.auto.rent
  • Сдаю в Аренду Хёнде Солярис, желтый на жёлтых номерах, коробка мех и авт
  • auto.rent


Как сюда попасть?